В четвертом квартале 2016 года основные риски денежного рынка были связаны с его сегментацией, которая проявлялась в больших заимствованиях отдельных групп участников денежного рынка при ограниченных масштабах операций другой группы участников.

В целом сложившаяся структура распределения ликвидности не несет системных рисков

В этот период профицит ликвидности сосредотачивался у банков, которые находятся за пределами топ-50. В течение всего квартала они оставались нетто-поставщиками рублевой ликвидности. А вот наибольший объем привлечения ликвидности осуществляли банки с государственным участием. Это хороший фактор, который говорит об устойчивой тенденции к сегментации участников рынка с точки зрения ликвидной позиции. В целом сложившаяся структура распределения ликвидности не несет системных рисков, потому что уровень кредитоспособности нетто-заемщиков на денежном рынке остается высоким, а объемы свободного обеспечения участников рынка растут.

Риски дефицита валютной ликвидности

В отдельные периоды декабря прошлого года был повышенный спрос на валютную ликвидность, что приводило к ее удорожанию на денежном рынке. Наибольшую чувствительность к изменениям ситуации с валютной ликвидностью показали вмененные ставки по свопам на срок один-два месяца.

Внешним фактором, который способствовал увеличению стоимости валютной ликвидности, было повышение в середине декабря ФРС США ставки по федеральным фондам на 25 б. п., до 0,5–0,75%. Это привело к повышенному спросу на валютную ликвидность у развивающихся стран и краткосрочному расширению кросс-валютного базиса.

Риски облигационного рынка

В конце 2016 года наблюдался высокий объем дефолтов по облигациям: 8 млрд руб. в декабре, тогда как в среднем в 2016 году этот показатель составлял 3 млрд руб. ежемесячно. Это было вызвано введением моратория на погашение обязательств отдельными проблемными кредитными организациями в последнем квартале прошлого года.

Некоторые облигации, по которым были допущены дефолты, находились в перекрестном владении (это ситуация, когда две компании владеют акциями друг друга). Однако доля бумаг под перекрестным владением не превышала 1% портфеля долговых ценных бумаг, принадлежащих кредитным организациям. Больше половины таких облигаций имели рейтинг BB– и выше. Это обстоятельство, а также переход банковского сектора к структурному профициту ликвидности, ограничивает возможности реализации системного риска, вызванного таким перекрестным владением.

Риски заражения на рынке внебиржевых деривативов

Реализация «рисков заражения» может быть в том случае, если нарушится финансовая устойчивость «узловых» участников

Основным фактором, который определяет возможность реализации «рисков заражения», является устойчивость ключевых организаций, которые имеют наибольшую взаимосвязанность с остальными и фактически являются ядром рынка. На рынке валютных форвардов есть ярко выраженное ядро с показателем центральности по собственным векторам, которое в пять раз превышает коэффициент следующего по значимости участника. Такая структура рынка может способствовать реализации «рисков заражения» в том случае, если нарушится финансовая устойчивость «узловых» участников. Однако этот момент сглаживается тем фактом, что российский внебиржевой валютный рынок имеет переплетенную структуру взаимоотношений между участниками, и «узловые» участники имеют много открытых позиций на смежных рынках валютных деривативов (например, на рынке валютных свопов и валютно-процентных свопов), что позволяет им перераспределять свой риск между другими участниками. По этой причине вероятность распространения «риска заражения» снижается.

Только цифры

Задолженность по операциям валютный своп во второй половине четвертого квартала увеличивалась, достигнув максимальных значений в середине декабря 2016 года. В отдельные дни этого месяца общий объем рынка валютного междилерского репо и рынка свопов превышал $29 млрд.

В 2016 году на государственные ценные бумаги пришлось 33% объема новых эмиссий, на корпоративные облигации — 31%, на еврооблигации — 31%. Размещения муниципальных облигаций составили всего 5%. В целом объем рынка облигаций вырос на 2,2 трлн руб., основное увеличение происходило в облигациях с рейтингом выше BB–. Объем еврооблигаций сократился на 2,5 трлн руб.

Объемы задолженности по операциям репо с акциями, совершенными на Московской бирже, в среднем составляли 334,3 млрд руб. (11% от общего объема), средний объем рынка репо — 3041,0 млрд рублей.

В третьем и четвертом кварталах 2016 года улучшилось качество новых размещений облигаций на рынке. Доля бумаг с рейтингом BB–, BB, BB+ выросла с 34% до 48%, произошло уменьшение доли бумаг с рейтингом ниже BB– с 40% до 28%. Доля бумаг с высоким рейтингом BВB– изменилась с 23% до 28%.