Сколько будет банков через десять лет?

17.04.2017

Аналитики старательно формируют и любовно дополняют список убийц банков: социальные сети, мессенджеры, сотовые операторы, блокчейны и многое-многое другое. На самом деле банки пока убивает не это. Количество независимых банков в России и во всем мире сокращается независимо от Google. Интересно было бы поставить такой вопрос: почему банков много и сколько их на самом деле нужно?

В разрезе текущей ситуации эту тему рассматривать крайне сложно: в ней переплетены проблемы собственности, трудоустройства, особенности государственного участия и многое другое. Однако вопрос, а если систему розничного банкинга нужно было бы создавать с нуля, сколько банков понадобилось бы, чтобы полноценно обслужить всю Россию (Америку, Малайзию, Лихтенштейн…), вполне пригоден для обсуждения и имеет какой-то ответ. И, скорее всего, этот ответ — один.

Проблема доступности отделений банка для населения остается открытой и сегодня

Задумаемся, почему исторически банков много. Понятно, что работа с клиентами при помощи бумажных учетных книг налагала понятные ограничения: физически сложно собрать и управлять большим количеством бумаги в одном здании. Прибавим к этому географический вопрос. Да, физическое расстояние между клиентом и отделением непрерывно сокращалось. Развитие транспортных сетей внесло в это немалый вклад. Тем не менее проблема доступности отделений банка для населения остается открытой и сегодня. Плюс исторически банк обладал локальным знанием конкретных клиентов, и это тоже ограничивало — невозможно, опять-таки, собрать уж очень большое количество клерков и бумаг в одном месте. Или в разных, но эффективно ими управлять.

Мы сейчас забыли, какое это было золотое время для банков. Уже сложно вспомнить, сколько клиентов обслуживал каждый клерк. Сотню? Тысячу? Наверное, какие-то цифры, близкие к современному показателю в private banking. Это означает — несколько сотен. И эти сотни приносили достаточно денег, чтобы содержать клерка, его начальников, владельцев и роскошные здания с колоннами. Было бы очень интересно найти книжку по экономике банков в докомпьютерную эру, автор был бы очень признателен за подсказку1.

Российский банкинг набирает с информацией о счетах, физиках, юриках, картах, электронных деньгах и прочими записями порядка миллиарда записей

Что случилось за последние 20 лет? Во-первых, бумаги пока по-прежнему хранятся, но они, скорее, вспомогательны и лежат на случай проверок и разбирательств. Все текущие балансы сидят в относительно маломощных компьютерах и сравнительно небольших базах данных. Российский банкинг набирает с информацией о счетах, физиках, юриках, картах, электронных деньгах и прочими записями порядка миллиарда записей. Не больше. Одного банка будет вполне достаточно. Не верите? Посмотрите на новых игроков типа Qiwi, количество квазисчетов (для оборота электронных денежных средств) у которых приближается к 100 млн. Они ведь отлично справляются. Офисы по-прежнему задействованы, но в связи с ростом дистанционных каналов их число постоянно падает, и новая волна падения идет сейчас в связи с разрешением дистанционной идентификации клиентов. Дистанционные каналы общения с клиентом начинают преобладать, а затеи типа Второй платежной директивы ЕС (PSD2) и Директивы о платежных счетах ЕС окончательно разрушают функциональную привязку к банку2.

На самом деле самым тревожным звоночком для российских банков являются нынешние обсуждения о создании для борьбы с забалансовыми активностями недобросовестных банков базы вкладов, поддерживаемой ЦБ. Это вполне разумная затея, позволяющая ЦБ (и, возможно, вкладчику) проконтролировать состояние любого вклада и его соответствие отчетности банка. Однако возникает вопрос: почему эту копию не сделать основной и не поручить ЦБ вести вообще все счета?

Зависимость банков от центральных банков во всем мире постоянно растет

Понятно, что это требует мощного и сложного технологического решения, но принципиальных препятствий нет, если не сейчас, то через пять лет такую систему вполне можно запустить. Тогда банки сами по себе превратятся в каналы общения с клиентами, логично завершив процесс, начатый упомянутыми европейскими директивами, да и всем ходом развития банковской сферы за последние 10 лет с ее уберизациями, коммодизациями и прочими технократическими процессами3.

Понятно, что такой мой прогноз, мягко говоря, провокационен. Однако зависимость банков от центральных банков во всем мире постоянно растет. Рост числа нормативов и их ужесточение привели к тому, что банки, по сути, стали агентами государства, с однообразными продуктами и тарифами. Возможно, честное признание этого факта и распространение его на техническую сферу пойдет на пользу экономике в целом.