Центробанк выведут из схемы валютных покупок Минфина

16.02.2017

Агентом по проведению валютных операций для Минфина в скором будущем может вместо ЦБ стать Федеральное казначейство. Причина — в желании Банка России дистанцироваться от влияния на валютный курс рубля. Однако есть риск, что вследствие реформы курс национальной валюты станет менее предсказуемым

До сих пор казначейство не было участником валютного рынка. Вопрос наделения его этим статусом сейчас обсуждается в финансово-экономическом блоке правительства, рассказали РБК несколько участников обсуждения. Предполагается, что оно будет выполнять функцию агента Минфина по валютным операциям в рамках бюджетного правила для пополнения Резервного фонда, заменив в этой роли Центральный банк.

По словам источников РБК, в начале года этапы передачи трейдерской функции от ЦБ к казначейству были прописаны в соответствующей «дорожной карте» последнего. Этот документ предполагает переходный период, за который будут созданы необходимая нормативная база, IT-инфраструктура, отлажена трейдерская работа внутри казначейства. Как отметил один из участников обсуждения, процесс передачи трейдерской функции казначейству может занять около полугода.

Впрочем, окончательное решение властям все еще предстоит принять, оговаривается источник РБК. «Ждем наличия политического решения и того срока, который поставит Минфин для его исполнения»

Операции Минфина по валютным интервенциям на внутреннем рынке начались в феврале этого года в рамках применения переходных положений бюджетного правила. При превышении фактических цен на нефть над заложенными в бюджете $40 за баррель Минфин закупает валюту в объеме сверхдоходов, а при их падении ниже этой отметки продает валюту​. Физически покупку валюты осуществляет ЦБ. Впоследствии она переводится на счета в Федеральном казначействе.

Цель на инфляцию

Участники рынка считают, что ключевая цель обсуждающейся замены ЦБ казначейством в качестве агента Минфина по валютным интервенциям дистанцировать ЦБ от этих операций. «Такое желание ЦБ вполне понятно: ведь взятый курс на инфляционное таргетирование предполагает свободное плавание рубля», — рассуждает главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин. С ним согласен и начальник дилингового центра, руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук. «На мой взгляд, данный шаг направлен на отдаление ЦБ от этих покупок, так как участие в них имеет негативный психологический эффект», — говорит он. Немаловажной составляющей инфляционного таргетирования является доверие регулятору в вопросах управления инфляцией, пояснил аналитик.

Сам ЦБ также неоднократно подчеркивал, что является лишь агентом Минфина по данным операциям. При этом в феврале глава ЦБ Эльвира Набиуллина отмечала, что валютные операции «не стоит рассматривать как валютные интервенции с целью влияния на номинальный курс рубля». «Это не является их целью, и мы из этого исходим и будем и дальше придерживаться политики плавающего валютного курса», — поясняла Набиуллина (цитата по «Интерфаксу»).

В среднесрочной перспективе у ЦБ есть основания дистанцироваться от влияния на курс рубля. По мнению аналитиков, в будущем интервенции будут больше отражаться на курсе. «Мы уже в апреле-мае увидим курс доллара в размере 63–64 руб., если нефть будет на текущих уровнях, потому что сальдо текущего счета сократится, а интервенции накопятся», — говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.