Почему в России не появляются новые банки

15.03.2017

По данным ЦБ, в 2001 году в России было больше 1 тыс. банков (1274). А потом, к началу 2011 года, тысячный рубеж был преодолен в обратную сторону, и больше к нему не возвращались. Сейчас количество банков не дотягивает до 600.

Началось все 1988 году с коммерческих банков «Союз» и «Патент» (сейчас он называется «Викинг»). К концу 88-го работало уже 25 банков. Быстрый старт, если учесть, что в СССР их было всего три: Госбанк, Стройбанк и Внешторгбанк. Потом «финансовый роддом» заработал на полную мощность. В 1995 году действовало уже 2,6 тыс. банков.

Первый банкомат в России заработал в 1994 году в гастрономе «Новоарбатский». Говорят, люди рты от удивления раскрыли, увидев «ящик с деньгами и купюрами». А появилось это чудо благодаря бывшему провинциальному театральному режиссеру и таксисту Владимиру Гусинскому и его Мост-банку.

«Стать банкиром», «выйти замуж за банкира» — мечты той, по времени недалекой, но уже забытой жизни. Мечты, окрашенные расчетливой романтикой. Еще бы: в ту пору обычные клерки в банках могли получать несколько тысяч долларов в месяц. Ну у кого бы язык повернулся назвать их офисным планктоном?

Прошло всего 20 лет, а кажется: это была другая эпоха. В современном взрослом финансовом мире новые банки не появляются. Не выжить тут «малышам» и на «конфетки с памперсами» не заработать.

Разыскивается прибыль

Многие из тех, кому удалось выстоять и сохранить верность кредитному делу, чувствуют себя неплохо. По данным ЦБ, в прошлом году банки получили прибыль в размере 930 млрд руб. Это почти в пять раз больше, чем в 2015-м.

Где сейчас перспективно работать?

Интернет-банк продолжает активное развитие. В плюсе оказываются банки с минимальным физическим присутствием, со скромной региональной сетью. Идеальный вариант — наладить физическое взаимодействие с клиентом (если оно необходимо) через партнерские программы.

«Пока наиболее успешным российским стартапом представляется Тинькофф банк — розничный онлайн-банк без разветвленной системы офисов, построенный преимущественно по модели американского монолайнера Capital One»,— напоминает начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

Ипотека привлекательна, но сложна. Заемщики здесь — самые дисциплинированные и платежеспособные, но фондировать эти кредиты из «коротких» денег сложно.

Зайти на ипотечный рынок сложнее, чем открыть новый корпоративный банк. Здесь необходимы длинные деньги. Причем фондирование нужно искать дешевле, чем у конкурентов. Ведь ипотечные ставки продолжают снижаться, вслед за «Сбером» это делают и другие игроки. «Сложно запустить новый банк и конкурировать ставками»,— считает управляющий партнер аналитического центра НАФИ Павел Самиев.

Работа с малым и средним бизнесом. В первую очередь здесь интересно не кредитное обслуживание, а расчетное, управление активами МСБ. Это перспективно, но только в случае оживления нашей экономики. Иначе никакого финансово устойчивого малого бизнеса просто не будет.

Что касается идей, то британская звезда финтеха с неблагозвучным для нашего уха названием Zopa, все вопила, как круто быть «небанком», а в итоге… пришла за лицензией. «Не удивлюсь, если новые банки будут возникать из постаревших стартапов, меняющих регулирование и отчетность на доступ к дешевой ликвидности»,— говорит доцент ВШЭ Антон Табах.

Самое главное — просчитать прибыльную модель финансового бизнеса одну и на все времена нельзя. Взять ту же розницу: уж какие доходы она приносила, и какой просрочкой обернулась. Кстати, относительно неплохие итоги прошлого года вовсе не означают, что и в этом году банки получат такую же прибыль.

Пока же доминировать продолжат госбанки.

«Я не вижу предпосылок для появления в России новых банков. Очевидно, что на горизонте трех-пяти лет их количество будет сокращаться, а существующие федеральные игроки продолжат укрупняться, в том числе через сделки М&А»,— уверен экс-банкир Алексей Коровин.

С ним согласен профессор РАНХиГС, экс-зампред ЦБ РФ Константин Корищенко. «В ближайшее время новые банки появиться не могут. Причины — в тенденции консолидации банковской сферы, отсутствии интереса к этому сектору со стороны иностранного капитала»,— говорит он.

Ну и не забываем про финансовые затраты, которые придется понести для открытия бизнеса, не приносящего уже тех сверхприбылей, как раньше.

Требования к минимальному размеру капитала банков с 2015 года выросли прилично: со 180 млн до 300 млн рублей. Прибавим к этому операционные издержки. Одно только предоставление отчетности в ЦБ обойдется недешево. Из-за дублирования информации (надо отчитываться перед регулятором по РСБУ и МСФО) затраты российских банков раз в десять больше, чем у их зарубежных коллег.

Как вариант — можно купить готовый банк.

«Можно купить юридическую оболочку банка, лицензию за $1–2 млн в зависимости от „комплектации” и места регистрации банка. Цены на банки сильно упали, особенно в ходе последнего кризиса: еще в четвертом квартале 2014 года лицензии стоили $3–5 млн. Еще придется оплатить минимальный капитал банка — 300 млн рублей. Ну и, разумеется, понадобятся средства, чтобы содержать какой-то минимальный штат — это несколько десятков человек, ведь банку необходимо производить горы отчетности, в первую очередь для ЦБ. Есть и риски, связанные со скелетами в шкафу, ведь вы в любом случае купите кота в мешке. Возможен вариант, когда вы покупаете банк, а у него тут же отбирают лицензию»,— рассказывает Максим Осадчий.

По мнению Антона Табаха, причина отсутствия новых банков все-таки «не в деньгах, а в наличии хорошей идеи с рыночной нишей».

Сколько банков достаточно?

В свое время много рассуждали о том, сколько надо банков. Скажу про себя как клиента: мне более чем достаточно тех, что есть. И думаю, что то же самое вам ответит любой человек (если только он не собственник или сотрудник какого-то банка).

Почему бы новым и небольшим банкам, не имеющим возможности конкурировать ценой, не освоить коммуникативную конкуренцию

Но в этом обилии игроков часто нельзя найти нужных условий и комфорта. Нет эксклюзива, нет клиентоориентированного подхода, если ты не несешь в банк суммы с шестью нулями. Только вот беда — миллионеры не придут открывать вклад или брать кредит в российском банке, особенно в тот, что не из первой десятки.

И почему бы новым и небольшим банкам, не имеющим возможности конкурировать ценой, не освоить коммуникативную конкуренцию, то есть принять потребности клиентов и сделать «банк для людей». Мы это оценим.